Интервью для самого популярного хенд-мейд сайта "Ярмарка мастеров"

Оригинал статьи можно посмотреть здесь

 

Ажурная керамика Марии Матюкиной, интервью

Энергичная, амбициозная, противоречивая и в то же время абсолютно гармоничная личность Мария Матюкина — талантливый мастер прорезной керамики. Из, казалось бы, такого грубого и незамысловатого природного материала, как глина, Мария создает удивительно изящные творения, которые часто сравнивают с кружевом. О том, как сделать утятницу в виде овцы, как за ночь покорить гончарный круг и как её керамический кот-бегемот оказался в музее Булгакова, Мария поделилась с нами в своем интервью. 


— Мария, расскажите немного о себе. С чего начался Ваш творческий путь? 

— Еще в 6 лет я впервые увидела гончарный круг в тамбовской деревне и навсегда заразилась любовью к глине. Свою первую глиняную ложечку помню до сих пор. Я тогда даже украла спички (которые детям не игрушка) и, обжигая пальцы, пыталась обжечь эту малюсенькую ложку, искренне не понимая, почему глина не затвердевает… Обучаться лепке я начала в 19 лет в художественной студии в Санкт-Петербурге. И обучаюсь до сих пор — теперь уже на практике. В глине всегда есть чему поучиться, она открывает все новые и новые грани для творчества.

Последние 9 лет я живу и творю в Москве. Я попробовала все основные способы лепки (включая гончарный круг) и декорирования глины. И остановилась на прорезной керамике. Мне она показалась наиболее редкой среди керамических изделий, которые сейчас изготавливают мастера.

— А каков был Ваш первый опыт работы на гончарном круге? Получилось?
— Ох, это целая история была. Практически анекдот. Моя преподавательница керамики (а впоследствии подруга) позвала меня вместе с ней работать на новом тогда туристическом объекте «русская деревня Шуваловка». Там открывалась гончарная, и мы должны были с ней проводить мастер-классы по лепке. Еще должен был быть гончар, но за день до открытия пришел директор и сказал, что гончара не будет, и крутить на круге придется мне. Выдал мне знаменитую книгу «Гончарное дело» Александра Поверина и ушел. Вечер я провела за книгой и за кругом, выкрутила маленький кривоватый горшочек, расстроилась и ушла.
А наутро было открытие — приехало телевидение, и я, краснея, пряча глаза и смущаясь, рассказывала и показывала, как сделать изделие на гончарном круге. С перепугу сделала вполне себе симпатичную вазочку. В общем, обман не был раскрыт и сюжет вышел в эфир. И тогда я поняла, что выучить китайский за ночь — это про меня. Потом мне пришлось переучиваться, так как в гончарке главное это постановка рук, а у меня она была неправильная.

А потом годы спустя я познакомилась с самим Александром Повериным на одной из выставок и рассказала ему, как научилась гончарить по его книге, он очень удивился и сказал, что это невозможно. Что книга может помочь, но не может быть единственным источником и что, вероятно, я первый и последний человек, который смог научиться гончарке по его книге.

— Помните ли Вы свою самую первую авторскую работу, какова её судьба?
— Первой серьезной работой была лепнина на печке в бане, которую как раз тогда строили. Мне было 16 и я совершенно не хотела заниматься прополкой огорода на даче. Вот и придумала себе благородное дело. Я уже точно не помню, какие там были узоры, но смотреть на нашу печь ходила вся деревня (дача была в деревне) к превеликой гордости моих родителей. Ну и моей тоже. А потом баня горела, ее тушили водой, и всю мою лепнину смыло. От того периода остались две небольшие керамические головы, которые я слепила отдельно. До сих пор стоят в шкафу у родителей.


— Чем Вы вдохновляетесь? Откуда черпаете новые идеи?

— Идей в моей голове намного больше, чем я успеваю выполнять. Как они там появляются — сказать сложно, но они всегда там есть. Бывает, что я ношу в голове просто сотни возможных изделий и меня так и разрывает от желания воплотить их в жизнь. В этом смысле я не понимаю плагиата — если можно придумать что-то новое, зачем повторять то, что кто-то уже сделал? Даже если тебе это очень понравилось.

Бывают и очень необычные идеи от заказчиков: к примеру, одна девушка захотела в подарок мужу утятницу (он любит готовить и мечтал об утятнице) в виде... овцы! Оказывается, муж эту девушку так ласково называет. Ну а дальше уже подключилась моя фантазия — косички, бантики, чулочки… В итоге муж был в восторге от овцы и сказал, что с ней даже выпивать можно ))) Настолько она получилась «живая».

— Расскажите, пожалуйста, о самом процессе изготовления керамического изделия. Как это происходит у Вас, какие сложности, особенности есть на каждом этапе работы?
— Самое огромное удовольствие во всем творческом процессе — когда ты долго носила в голове идею и наконец-то руки дошли до ее исполнения. Это и есть первый этап — этап радости от того, что ты приступила к работе. Потом наступает этап неожиданности — глина в руках ведет себя несколько иначе, чем в голове, и ты ощущаешь себя очень странно. Будто ты сама по себе, а руки сами по себе что-то творят, такое некое состояние аффекта, я вхожу в раж. Это самая загадочная часть, порой я как будто себе не принадлежу.

И самая увлекательная — непосредственно происходит сотворение ))) Затем наступает следующий этап: когда в общем и целом изделие готово, я отхожу и оцениваю работу издалека. Могу на этом этапе даже попить чаю и залезть в инет, попереписываться с подружками. Если работа сложная и одним днем ее не сделать, либо если морально устала — убираю глину в пакет, чтобы не высохла. То есть следующий этап может быть уже в другой день, а то и через неделю или даже больше, потому что бывает, что я перестаю «видеть» продолжение работы, и она какое-то время стоит и ждет своего часа.

Покрываю глазурью маленькую кружечку. Бывает, с маленькой работой возни больше, чем с большой

Своя ноша не тянет! Несу вазу-подсвечник на сушку

Изящная интерьерная бутыль-подсвечник "Бутылочка-расфуфырочка"


Когда работа готова, настает самый страшный этап — обжиг изделия. Ведь изделие может взорваться в печи или потрескаться. Поэтому печь всегда открываю с замиранием сердца. Если все хорошо — приступаю к работе с глазурями, это довольно спокойный этап. Наношу глазури кистью и снова в обжиг, и снова достаю с замиранием сердца. Но в этот раз оно замирает не от страха, а от предвкушения — интересно, что же получилось! Особенно если смешивала глазури — ведь тогда эффект непредсказуем.


— А как Вы поступаете с работами, которые все-таки не пережили обжиг? Пытаетесь ли как-то приспособить для чего-нибудь, переработать?

— Ну, как правило, если изделие взрывается в обжиге, что, к счастью, бывает нечасто, то спасать уже нечего. Я молча выгребаю осколки из печи и несу в мусорку. А вот если работа испорчена до обжига, например, когда я ее замываю мокрой губкой после сушки (в этот момент резное изделие наиболее хрупкое), то можно отломить что-то ненужное, обжечь, ну и хотя бы как украшение для аквариума потом использовать ))


— Вы сказали, что в момент, когда работа почти готова, Вы разглядываете её издалека, чтобы оценить результат. Иногда специально предпочитаете отвлечься, чтобы посмотреть свежим взглядом на неё. А Вы можете позволить другому человеку увидеть Вашу ещё не законченную работу? Просите ли Вы её оценить, покритиковать?

— Когда я только еще училась в студии, незаконченная работа волей-неволей оказывалась на обозрении всех присутствующих. У нас был удивительный коллектив, мы постоянно друг над другом подшучивали, а порой и язвили. Тогда к оценкам и критике я привыкла и старалась не принимать всерьез, просто отшучивалась и делала свое дело. А сейчас просить критиковать специально — тоже не для меня. Я очень внушаемая. Если мне скажут, что работа не удалась или даже просто многозначно промолчат, я искренне поверю, что сделала полную фигню и муза покидает меня. А если через полчаса работу кто-нибудь похвалит, я снова воодушевляюсь и верю, что она чудесная. А если мне начинают советовать сделать так или эдак, могу и психануть, мол, сама знаю как лучше, не надо ко мне лезть. Но к мужу часто прислушиваюсь, у него хороший вкус, лучше, чем у меня.


— В какой обстановке Вы предпочитаете творить? Как выглядит Ваше рабочее пространство?

— Мне не важна обстановка, потому что, когда я творю, я просто не замечаю, что происходит вокруг. Но при этом я иногда могу вести беседу, пить чай, слушать музыку, а иногда не могу ничего. Бывает, что доходит до дрожи в руках от нетерпения закончить работу и увидеть что же получится. И тогда я не могу делать ничего, кроме как быстро-быстро лепить.

Сейчас я работаю дома, поэтому обеденный стол в гостиной становится рабочим, на полу появляются клеенка и кошка (ей бы в самую грязь залезть), а на столе инструменты и глина.

Мой самый любимый инструмент сидит на гончарном круге ))

Иногда не вся глина уходит в работу, а как очень полезный элемент оказывается на лице или на волосах ))


— Какие инструменты помогают Вам в работе?
— Для прорезной керамики я использую самодельный инструмент — специально изготовленный тоненький ножик. Как он делается — секрет )) У меня 3 таких ножика, но пользуюсь, как правило, одним, любимым, и очень боюсь его потерять. А больше не люблю инструментов — где-то ногти помогают, где-то обратная сторона ножика. Так что главным инструментом остаются руки, а главным и единственным материалом — глина. Не считая глазурей )) И иногда молока для изготовления молоченой керамики.


— Как рождаются названия Ваших работ?

— Названия рождаются в муках, когда я выкладываю фотографию в магазин на Ярмарке Мастеров и думаю «Ну как же ее назвать?». Стараюсь давать своим изделиям веселые названия, а так и не называла бы их вовсе. Ну или называла как-то вроде «вон тот кривой подсвечник» или «этот сумасшедший бегемот».

Подсвечник "Денежное дерево"

  Из серии шкатулок "Братцы-бегемотики"


— Расскажите про свою работу «Кот-Бегемот», которая сейчас находится в постоянной экспозиции музея «Булгаковский дом» в Москве. Как он туда попал? Вы делали его специально для этого? И не боялись ли браться за такую работу, ведь имя Булгакова у многих ассоциируется с мистикой?
— К своему стыду должна сказать, что в Булгаковский дом я попала по работе — приехала снимать сюжет про исполнение желаний. Эта была последняя съемка, и я горела желанием поскорее все заснять и поехать домой. К нам вышел директор музея Николай и сказал мне «Пойдемте, я покажу Вам наш музей». Я пыталась объяснить, что нам, собственно, интересно только то, что касается желаний, но он так вдохновенно и с такой любовью начал мне все показывать и рассказывать, что я невольно увлеклась и забыла зачем приехала. Я словно попала в другое измерение, и время остановилось. Это действительно особенное место с тайными комнатами и мистической атмосферой. Не думала, что музей так может ее передать. Я и думать забыла, что хотела быстрее расквитаться с этой съемкой. Потом мы записали интервью, Николай ушел, и оператор пошел снимать видеоряд. А я, все еще находясь под впечатлением, осталась вдвоем с очаровательной Натальей, исполнительным директором музея. Я гладила настоящего черного кота по имени Бегемот, который там живет, и смотрела фотографии. И неожиданно поняла, что хочу сделать кота-бегемота. И не просто хочу, а окончательно и бесповоротно хочу. Я поделилась этой мыслью с Натальей, а она ее одобрила. Под впечатлением от посещения музея и с большим вдохновением я и сделала своего керамического кота-бегемота с резной спинкой (он еще и подсвечник), а потом принесла его в музей. Так что без мистики тут не обошлось, и для меня эта работа всегда будет особенной. А бояться — чего бояться? Мы с котом подружились, пока я его лепила ))) Я по нему даже скучаю ))

Чем ещё помимо творчества и рукоделия Вы с удовольствием занимаетесь, на что не жалко потратить время?
— Хотела ответить «плету из лозы и мечтаю освоить фьюзинг», но тут поняла, что вопрос не о творчестве.
Помимо творчества я занимаюсь работой. Я телевизионный журналист, или корреспондент, как вам больше нравится. Хотя и это тоже творчество )) Еще я хожу с мужем на рыбалку и даже на зимнюю. И за грибами в лес очень любим. А раньше у меня даже был охотничий билет, и я ходила на охоту. Это было еще до замужества. Мой папа охотник, и я, как вторая по счету дочь и одновременно потеря надежды на сына, вкусила все папины хобби — и охоту, и рыбалку, и грибы и ягоды... Экстрим люблю, например, в проруби искупаться. Пытаюсь ходить на йогу и в бассейн, но получается нерегулярно. Стихи пишу, но это снова творчество.

В нашей редакции. Радуюсь рабочему дню

На съемках сюжета про спецназ. Мне тоже дали пострелять на учениях! И потом сказали, что в спецназ можно брать "не глядя" - видимо, сказались гены папы-охотника


— Какие у Вас персональные рекорды в плане Ваших хобби — охоты, рыбалки, собирания грибов?
— На охоте по бутылкам хорошо стреляю — три из трех с максимального расстояния. А вот утки все живы. Я, кстати, правша, а ведущий глаз левый. Таких людей очень мало: 3 или 5 процентов. А значит, надо либо целиться правым глазом, либо стрелять с левой руки. Ни то, ни другое не могу, так что пришлось приспосабливаться ))) На рыбалке тоже особо похвастаться нечем — судак на 2 кг. А еще как-то на одну удочку с двумя крючками вытащила сразу и сома и щучку.
Самый лучший рекорд — это когда весь берег речки усеян рыбаками-мужчинами, и ни у кого не клюет, а ты карасей одного за одним вытаскиваешь, и мужчины одаривают тебя непередаваемыми взглядами, в которых всё — и боль, и зависть, и любовь...

"Тебе охота и мне охота!"

Зимняя рыбалка на Ладожском озере


— А стихи? Что обычно является главной темой для них? Можете ли Вы поделиться стихотворением собственного сочинения с посетителями Ярмарки Мастеров?
— Главная тема — любовные переживания. Сейчас, кстати, пишу редко — тьфу-тьфу гармония в семье. Любимый муж поддерживаем меня во всем. Но порой и обычная рядовая ссора проживается в стихах. И, кстати, не могу не мечтать, что мои стихи когда-нибудь станут песнями, жаль что не умею петь и писать музыку.

В сердце не спрячу —
Боль, как иголка,
Как затупившийся нож.
Снова расстроил,
Словно ребенка,
Спрятал в колючую рожь.
Чистые слезы,
Как на морозе,
Жгут перекошенный лик.
Есть ли любовь
Без излишних коррозий,
Преданность напрямик?
В сердце не спрячу —
Боль, как иголка,
Скошенная трава —
Ходишь по ней,
Только очень уж колко
Переживать слова…

 

— А о чем ещё Вы мечтаете в творческом плане?
— Мечта есть и их много: хочу открыть школу ажурной керамики, устраивать выставки исключительно прорезной керамики, внедрять изделия из кружевной керамики в жизнь людей. Сделать ажурную керамику модной. Ведь все мои изделия функциональны. Хочу вести передачу о керамике, проводить мастер-классы в прямом эфире... Я проводила, но разовые, а хочется регулярные )) Я все свои мечты и не перечислю )) Ах, да, еще книгу хочу написать!!! И хочу быть известным мастером ажурной керамики...

Люблю белую глину, люблю покрывать ее только бесцветной глазурью

Прежде всего я "болею" ажурной керамикой, но и гончарить тоже люблю. Это молоченые горшочки


— Работа корреспондента, наверняка, суматошна и насыщена разными событиями, а лепка из глины занятие довольно медитативное. Охотничье ружье комфортно лежит в Ваших руках, и из-под Ваших же рук выходят воздушные, ажурные глиняные скульптуры. Как Вам удается по жизни достигать подобного баланса, Вы осознано добиваетесь этого?
— Пока Вы не спросили, я и не задумывалась... Наверное, так и есть, и я подсознательно достигаю необходимого мне по жизни баланса. Я ведь в разные периоды жизни пыталась заниматься чем-то одним, к примеру, только журналистикой. Но глина все равно манила меня. Или только керамикой, но журналистика не отпускала, и я все равно возвращалась. Самое оптимальное для меня — это совмещение этих профессий.
А насчет моих рук, в которых и оружию комфортно, и они же способны к тонкой ажурной работе: для меня это самой загадка, ведь еще, к примеру, эти же руки у меня крюки в быту, я постоянно что-то роняю, сшибаю, теряю... Когда пришиваю пуговицу, у меня это получается неаккуратно, да еще и все пальцы исколю. И я не понимаю, почему так... Но это так. Сплошные крайности.

Ваза с двумя донышками. Смело можно наливать воду и ставить живые цветы

Ангел-подсвечник, делался с портретным сходством

Подсвечник с узором из сердец


— Есть ли мастера, с которыми Вам было бы интересно вместе поработать (неважно, из какой он страны и пр.)? Есть ли какие-либо знаменитости, для которых Вам было бы приятно выполнить заказ?
— Конкретных имен мастеров я не назову, но мне было бы интересно сделать совместный проект с кузнецом. Например, кованый светильник с ажурным плафоном.
Насчет знаменитостей: мне, пожалуй, было бы приятно, если бы мои изделия в принципе пользовались успехом у именитых людей. А заказ очень интересно делать под характер, чтобы прочувствовать человека, атмосферу его жилья или его творчество. По сути неважно, кто конкретно, важно, чтобы неординарный и харизматичный человек.
Ну и все-таки упомяну одно конкретное имя — это Алла Борисовна Пугачева. К ней у меня интерес личного характера: у нас с ней день рождения в один день с разницей в 30 лет. Было бы интересно сделать для нее что-то особенное.


— Вы можете назвать себя счастливой?

— Могу. Я счастливая. Меня всегда окружают хорошие люди, и со мной случаются чудеса. Хотя для полного счастья мне не хватает парочки очаровательных малышей, но я верю, что они скоро появятся в моей жизни. 

 

Запись на мастер-классы

8-903-768-59-70

E-mail: master-glina@mail.ru

Москва, м. ВДНХ, Ярославская ул. д.8 к.7